логин:
пароль: зарегистрироваться
запомнить

Главная
О нас
Традиция
Учителя
Практики
Новости
Ритриты
Проекты
Библиотека
Фотографии
Друзья
Гостевая




Яндекс.Метрика

О пользе самоисследования

Дост. Аджан Сумедхо
(избранные отрывки)

Как человеческие существа мы обладаем способностью к размышлению. Мы не должны быть механистичными, нам не нужно быть жертвами привычек. Но мы будем такими, если не привнесём осознанность в свои жизни, если мы не займёмся исследованием, задаванием вопросов, непосредственным всматриванием в настоящий момент: «Кто я? Почему я родился?» Все эти вопросы, которые мы задаем себе, не имеют ответов. «Что произойдет, когда я умру?» Люди могут задавать себе эти вопросы, могут размышлять и могут наблюдать. Мудрость внутри каждого из нас. Это не что-то, что находится далеко, или что-то, чем мы должны овладеть или накопить. Нет ни одного среди нас, кто лишён совершенной мудрости.

Как человеческие существа у нас есть несчастье привычно отождествляться с такими изменяющимися явлениями, как «я» или «моё»: «Это тело является мной, это моё тело». И мы проводим много времени, отождествляясь с ним и пытаясь его сохранить. Кто-то его оскорбляет, и мы чувствуем себя обиженными. Кто-то его хвалит, и мы чувствуем себя счастливыми. Кто-то по нему бьёт, и мы становимся разгневанными: «Они бьют меня!» Кто-то, кого мы любим, поглаживает нас с любовью, и мы чувствуем себя счастливыми и радостными: «Он любит меня! Он любит моё тело». Мы цепляемся за это грубое тело как за «наше»: «Я мужчина, я женщина, я красив, я молод, я стар и уродлив» или ещё что-нибудь. Впрочем, как бы нам это ни представлялось, мы считаем всё это своим.

Таким образом, цена, которую мы платим за отождествление с этим телом, выражается в том, что мы страдаем. Даже, хотя у нас может быть иллюзия того, что мы молоды, красивы, интеллектуальны, но, в конечном счете, всё это изменится. Независимо от того насколько мы не хотим, чтобы тело старело, заболевало и умирало, оно, так или иначе это сделает. Итак, можем ли мы действительно сказать: «Это моё тело, это я?»

Мы должны посмотреть на это тело и его исследовать: «Что это?» Аджан Ча сказал бы, что тело – это лишь место, которое вы временно арендуете: «Оно вам не принадлежит, так что не расстраивайтесь по поводу того, что с ним происходит. Проявляйте о нём надлежащую заботу, не обращайтесь с ним дурно, кормите его должным образом. Но не относитесь к нему как к своей собственности. Сильно им не увлекайтесь и не привязывайтесь к нему. Поскольку, если вы это сделаете, то будете страдать».

Это также относится и к нашим эмоциям, мыслям и воспоминаниям: «Десять лет назад..., пятнадцать лет назад..., пять лет назад... – всё это наша личная история. Мы с ней отождествляемся. У нас есть дневники, картины и фотографии, снятые, когда мы были детьми или когда мы были в школе. Нам нравится смотреть и думать: «Я был таким десять лет назад. Это был я». Мы чувствуем безопасность и воодушевление, когда мы думаем о том, что мы существовали в прошлом. Но что такое воспоминания? Можем ли мы хранить память любой временной протяженности? Память приходит и уходит? Есть ли у неё какая-либо твёрдая субстанция? Она реальна? Что это такое? И что такое мысли? Если мы размышляем очень возвышенно: «Спасу все страдающие существа во всём мире!» или низко и гнусно: «Эксплуатировать! Вредить! Буду жестоким ко всем живым существам в мире!», то общее в этих двух типах мыслей это то, что они лишь мысли. Они появляются и прекращаются – и те и другие. Одни приносят удовольствие, другие причиняют боль. Одни красивы, другие уродливы. Но красота и уродство, удовольствие и боль, возвышенные и низкие мысли – всё это обладает одинаковой характеристикой непостоянства. Итак, будучи осознанными, мы размышляем, исследуем, отмечаем. Мы также можем наблюдать за ощущениями в теле, за физической болью. Нам не нужно привычно реагировать на эти вещи убеганием. Мы можем смотреть на боль и на удовольствие. Что мы чувствуем, когда мы расстроены? Что собой представляет состояние подавленности? Мы можем смотреть на то, как это влияет на наши тела, и мы можем учиться.

Эти мысли, эмоции и чувства являются нашими учителями, и посредством практики осознанности мы будем позволять действовать мудрости. Мы не найдём «мудрого», мы никогда не сможем найти мудрость, но мы будем мудрыми. Мудрость – это что-то, чем мы уже являемся. Быть мудрым означает быть осознанным, это не означает потакание эмоциям и прихотям, это означает быть осознанным к ним, по мере того как они приходят и уходят, позволяя им быть как они есть, не пытаясь их анализировать, или разгадывать….

И мы применяем мудрость посредством привнесения осознанности в свои жизни, размышляя над нашими телами и над нашими умственными состояниями, настроениями,
чувствами, эмоциями, телесными ощущениями и нашим сознанием, посредством чувств, посредством уха, глаза, носа, языка и тела.

Тело и ум, которые мы имеем, который мы временно арендуем – это наши учителя. Они учат нас тому, чем является природа всех составных явлений. Это урок, который мы должны выучить. И мы можем выучить его в течение жизни. Если мы действительно выучим его, то нам не нужно будет проходить всё это снова. Если мы не выучим его, то мы вынуждены будем пройти через это снова как-нибудь в другой раз.

Итак, люди, которым повезло устать от всего этого процесса, если им надоело быть привязанными к непостоянным вещам, отождествляться со всеми своими составными частями, всем тем, что переживается посредством чувств, люди которым надоело собственнически цепляться к не представляющим ценности вещам, пузырям..., если им надоело взаимодействовать со всеми этими вещами, тогда они являются буддистами. И быть буддистом означает быть мудрым, жить осознанно, внимательно размышлять над тем, что происходит в настоящий момент.

 

Пер. с англ.: Цветкова Павла
Источник: TEACHINGS OF A BUDDHIST MONK & NOW IS THE KNOWING. VEN. AJAHN SUMEDHO. Amaravati Publications. 1990.